RRRRR - 54.146.177.118

© Сергей Сычёв, TRIZ-RI Group
ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ

История об оптимизации бизнес-процессов

- Здравствуйте, сразу к делу. Мы Вами восхищаемся, иначе бы не обратились. У нас, как Вы знаете, здесь хлебный холдинг ”Социальный дух”, и он убыточен. Что Вам надо для продуктивной работы?

- Спасибо. Надеюсь оказаться Вам полезным. Я, собственно, уже провел там почти неделю. Могу сходу сказать, что надо исправить.

- Рад, что мы не ошиблись в Вас. Уверен, Вы сможете выдавить кэш из дрожжевых руин. И что же там не так?

- Там, видите ли, ошибочна сама структура холдинга. Он разделен на несколько отдельных независимых предприятий, а они…

- Они зависят от нас. Как это "независимые"?

- Да, конечно, это я понимаю. Но они не могут быть эффективны, потому что…

- Я действительно рад, что мы не ошиблись в Вас. В том-то задача, что они, эти предприятия, входящие в хлебный холдинг, “наши”. Но я всегда говорил, что они, суки, неэффективны. И они совсем распоясались. Рад, что Вы сразу все поняли.

- Простите бога ради, я имел в виду иное…

- Какое иное? Они не выполняют планов ни по кэшу, ни по капитализации. И, более того, воруют. Следить за ними нам трудно, мы - люди занятые… Вот, собственно, мы Вас знаем как специалиста по управлению, по мотивации, по еще хрен знает чему и т.д. Вот, значит, придумайте им управленческую мотивацию, чтобы они, суки, сами, не напрягая нас… И как там написано в ТРИЗ, абсолютно не напрягая систему (в том числе, нервную) и не вызывая вредных явлений… Сейчас уже не 89-й год и не 98-й, у нас здесь уже давно приличный вертикально интегрированный холдинг и всё давно сделано по-западному, а не пальцем, который некоторые, сами знаете, куда суют… Вот только менталитет у этих сук всё равно славянофильский. А менталитет структурой холдинга не исправишь… Тут нужна нетривиальная мотивация. Поэтому мы к Вам и обратились.

- Есть задачи первичные и есть задачи вторичные. То, что Вы назвали, – это следствие, а не причина. А первичной задачей я бы назвал…

- Как ты лодку не называй, она поплывет, куда я скажу. Первичен всегда кэш, капитализация тоже первична, потому что я так хочу. И в этом ключе давай свои предложения.

- Есть объективные закономерности, хотите Вы того или нет. Их лучше не нарушать.

- А кто их нарушает? Ты мне скажи, я его порву.

- Я их сначала попытаюсь все же Вам сформулировать, а потом поясню, почему они нарушаются и какие от этого убытки. Замечу также, что, возможно, Ваши люди и не отдают себе в этом отчета, потому что…

- Что значит не отдают? Я им нормальные бабки плачу или, по-твоему, нет? Вот пусть и отдают то, что положено, и отчет об этом пусть отдают тоже. Пусть поступают как люди, а не как суки. И пусть не нарушают никаких закономерностей, тем более - объективных. (Звонит по телефону):

“Ривкин, ты в курсе, что у тебя люди закономерности нарушают? Какие? Ты меня спрашиваешь? Я тебе плачу или ты мне? C тобой потом поговорим отдельно, а всех виновных списком на увольнение мне к 16-ти часам на стол”.

(Снова звонит по телефону.)

“Махнов, ты где работаешь? Нет, сука, ты не у Ривкина работаешь. Ты работаешь, сука, на хлебном холдинге “Социальный дух”, и миссия твоя заключается в том, чтобы “хлеб насущный дать нам днесь”. Т.е. не нам, а народу, нам такого говна и даром не надо. Нам ты кэш насущный должен дать, а даешь ты его мало. Это происходит потому, что ты, сука, нарушаешь объективные закономерности. И ты или прекратишь их нарушать, или сам отправишься в социальный расстегай в виде начинки. Что ты не понял? У меня сидит консультант, я ему знаешь, сколько плачу бабосов? Немного меньше того, что ты мне должен приносить! Да, вот так. А как ты, сука, хотел? И заметь, он, в отличие от тебя, эти бабосы отрабатывает”.

- Я буду с Вами на ты. Рад, что мы не ошиблись в Вас, но у нас с тобой мало времени. Кратко мне поясни, что там за нарушения.

- Вся технологическая цепочка Вашего производства разделена на отдельные предприятия, которые торгуют друг с другом. У Вас есть ООО “Социальная мельница”, ООО “Социальные мучные склады”, ООО “Социальная логистика, ”ООО “Пекарня”…

- “Социальная пекарня”, заметь…

- Да уж куда социальнее, хуже собеса…

- Они у нас передовики. У них капитализация выше.

- О, господи…

- Да, так мы устроили этот мир. Там, где одни видят социализацию, другие видят капитализацию. И даже повышают одно за счет другого. Учись, консультант, пока жив. Ты, а не я.

- Вернемся к теме. Из-за такого странного структурирования у Вас большое количество дублирующих функций, отсюда большие переплаты при падающей производительности, общая неорганизованность, немыслимые операционные издержки, слабость менеджмента, завышенные требования к квалификации… Вот почему складываются отношения, о которых Вы рассказали, именно это я имел в виду, говоря о первичных и вторичных задачах. Тут, кто угодно…

- Да, у нас тут и Далай-Лама станет сукой. Вот как его потом мотивировать?

- Вот видите. И еще. Из-за этого дурного внутреннего хозрасчета, когда все друг другу продают внутри предприятия, себестоимость хлеба становится заоблачной.

- Правильно. Это же социальный хлеб. Мы не можем его продавать дороже, чем установлено.

- Так тем более Вам надо снизить издержки, Вы же несете убытки. Это, во-первых. Во-вторых, Вам надо выпускать не только социальный хлеб…

- Я понял. Мы, к сожалению, в Вас ошиблись. Вы совсем не понимаете специфики нашего бизнеса.

- Что тут непонятного, бардак, он и в холдинге бардак.

- Бардак – это высшая форма социального порядка. Заметь, не “анархия”, а именно осознанный, спланированный бардак, и не “мать”, а “высшая форма”.

- Поясните мне, а я сделаю Вам скидку “на мотивацию”.

- (Звонит по телефону.) Ривкин, по закономерностям отбой. “Отбой”, говорю, можешь нарушать. И Махнову сам позвони. (Кладет трубку и продолжает.)

- Раньше здесь был убитый горем хлебозавод с оборудованием, украденным у немцев в первую мировую войну будущими белогвардейцами. А руководили им прошлые красногвардейцы, причем совсем не так, как немцы в мирные годы до девятьсот четырнадцатого. Результат надо описывать?

- Нет, я представляю…

- И как “не лечили” хлебозавод, толку не было… Задержки зарплаты, социальная напряженность, и городу то головняк, то геморрой. В общем, славянофильство и русский особый путь.

- А Вы случайно не выпускаете водки?

- ……

- Простите ради Бога, я просто подумал, что хорошее было бы название: водка “Русский путь. Особая”. И кривая дорожка на этикетке… Простите, я Вас прервал.

- Так я спрашиваю тебя: “Кому плохо от того, что мы увидели в говне недооцененный актив?” Ведь можно и говно на лопате продавать, как фасованное удобрение.

Мы купили хлебозавод со всеми обременениями, в том числе, в виде “социального хлеба”, который нам надо производить по низким ценам. Конечно, мы не просто пришли, мы спросили, кому надо дать денег, чтобы нам разрешили его купить очень дешево – тем более, что он и так в руинах. И мы сделали из него холдинг. Кому от этого плохо?

- Но теперь-то Вы, наверняка, хотите сделать его эффективным…

- Увы, Вы все-таки не понимаете специфики нашего бизнеса. Мы сделали из него вертикально-интегрированный холдинг, а не хрен собачий. И мы надули себестоимость именно тем способом, как ты рассказал. Потому что мы должны выглядеть, как передовые. Притом, что над каждым из этих ООО поставлен свой Махнов, который ежемесячно должен приносить нам кэш, а также повышать стоимость вверенной ему подсистемы, а не снижать ее и не оптимизировать производство, как ты советуешь.

- Мне только непонятно, откуда деньги появляются, если хлеб социальный, а себестоимость надута…

- Вот я и говорю: “Не понимаешь ты специфики нашего бизнеса”…

- Да вот эту специфику разъясните мне: откуда берутся деньги, если цена ниже себестоимости, а себестоимость растет…

- Да, недостаточно она растет…

- ?!

- Мы говорим отцам города: “Отцы, видите ли Вы этот хлебный холдинг? Там работают люди, и у них есть зарплата, и производят они социальный хлеб, который продается по низким ценам. И потому, отцы, у Вас нет социального взрыва. А есть решение социальных задач, которое Вы можете демонстрировать хоть вертикали, хоть электорату, в зависимости от того, чье грязное дело сейчас в фаворе. Но это, отцы родные, пока. Пока мы держим эту тему. И держим мы ее из предпоследних сил.

Так позвольте же нам, отцы, поднять цены на социальный хлеб, ибо силы наши не беспредельны. Надо нам тем людям, что работают в холдинге, этим простым труженикам хлебной индустрии, поднять зарплату, надо усилить “социалку”. Социальный хлеб – это хорошо. Но ведь этого мало”.

Ну, в таком духе. Поскольку отцы города цен поднять не разрешают, мы требуем дотацию. Ну, чтобы не закрылся холдинг, и не было социального взрыва. Дотацию дают. Мы проплачиваем, конечно, кому следует.

- А если бы разрешили поднять цены?

- Было один раз. Через два дня передумали, т.к. на следующий день мы им уже подвезли демонстрацию в палатках. Плакаты были: “Хлеба и зрелищ”, “Не дадим вырвать кусок хлеба изо рта голодных детей” и “Хлеб наш насущный даешь нам днесь”… Рыдали, будь здоров. И менты наших людей не трогали. Пришлось, конечно, проплатить.

Потом было заседание. Согласительная комиссия, пресса. Денег опять дали. Мы взяли обязательства цен не повышать. Нам взамен дотации увеличили. Пришлось и тут, конечно, простимулировать – мы, чай, не нехристи. Надо делиться тем, что получили “Христа ради”.

В общем, производство и реализация социального хлеба должны давать убыток, который нам покрывает бюджет, а мы это обналичиваем. Поэтому убыток должен быть большим, а предприятие приличным и дорогим. Еще лучше группа предприятий с надутыми балансами. Оценивают-то по активам. В России не считают дисконтированный поток. А как все это сделать без внутреннего хозрасчета?

А ты что предлагаешь нам? Оптимизировать? Т.е. уменьшить активы, и реальный и регулярно оплачиваемый нам убыток заменить на непрогнозируемый, мелковероятностный доход? Это, по-твоему, консультация?

Вот и вся суть. Мертвые юридические души мы делим на части, даем им источник финансирования, социальную миссию и систему работы, при которой, торгуя всего-навсего друг с другом, эти социальные зомби превращают убытки в живой кэш.

Разве не чудо? Ведь и капитализация у них растет не только потому, что себестоимость выросла, но и потому, что ценность этих предприятий для знающих людей высока – убери из системы хоть одно, и кэш закончится.

И ты хочешь это чудо сгубить, давая рациональные советы из правильных книжек, в то время когда мы заказываем тебе “мотивацию для персонала”, какой-нибудь “аудит харизмы” или “антидебильное командообразование”?

- Я даже теперь догадываюсь зачем.

- Догадываться можно было раньше. Догадливость твоя не соответствует твоему прайсу. Зомби наши неэффективны, но не в том аспекте, о котором говоришь ты. Просто они стали хотеть поступать с нами так, как мы поступаем с отцами города.

“Отцы, - говорят они уже нам, – видите ли Вы эту пекарню и эту логистику? И все остальные насущные предприятия, которые приносят Вам кэш? Пока держим мы эту тему”.

Грабят они нас. Думали, хоть ты мотивацию поправишь. А мы бы потом и про другой наш бизнес у тебя спросили.

- Тоже, небось, социальный?..

- ... Мрачно спросил он, понимая, что заказ уже "не срастется", как пишут в книжках. Да, есть у нас еще стриптиз-клуб “Социальное зрелище”. Его, конечно, тоже дотируют, т.к. у него миссия и толстые девушки. Но и там они, суки, совсем распустились. Уже не выполняют планов ни по кэшу, ни по капитализации. Думали, на хлебе тебя проверить, а потом порубил бы ты и на контракте по зрелищам. Не судьба. Больше мы работать с тобой не будем. Совсем ты не понимаешь специфики нашего бизнеса.

Материал опубликован на сайте "Открытые бизнес-методики и технологии "Рекламное Измерение" 30 июня 2009 г.

Контакты:

Сычёв С.В.
sch@triz-ri.com
skype:
triz-ri

Российская Федерация:
тел./факс: + 7 (499) 322-37-27, + 7 (863) 2-699-123
Чешская Республика:
тел. моб.: + 420 723 394 451
Яндекс.Метрика