910
@ Подписаться
Сотни бизнес-методик. Тысячи кейсов. Обновления.

сегодня 10791 Подписчиков

Политика конфиденциальности Этот сайт использует cookies, чтобы повысить удобство его использования Вами Понятно

  • Наталья Швец
© Наталья Швец

ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО


ЧЕТЫРЕХЭТАЖНЫЕ СЛАЙДЫ

Париж. Начало XIX века. Период победоносных сражений Наполеона. Период подъема зрелищно-развлекательных предприятий.

Луи Дагер пишет декорации к операм. За несколько лет талантливый театральный художник сделал карьеру, которая принесла ему известность. По мнению знатоков, работы Дагера "произвели переворот в искусстве театральной декорации". Но он был слишком честолюбив и хотел большего - дохода и положения в обществе. Трезво оценив свои возможности, художник понял: единственное коммерческое предприятие, которое он мог бы вести - это зрелищно-развлекательное. Нечто вроде панорам. Но… в Париже уже восемь панорам. Нужно придумать нечто совершенно новое, что притягивало бы зрителей как магнит.

И Дагер создает такое зрелище - панораму с меняющимися изображениями. Картины, написанные на тонкой полупрозрачной ткани, свешиваются все сразу с колосников, а лампы поочередно освещают их, выхватывая то одну, то другую, то третью…

Название зрелища тоже должно быть таким, чтобы сразу становилось понятно, что это панорама, но гораздо лучше. Итак, зритель смотрит сквозь декорацию, и сквозь… "Диорама!" Название готово.

Предприятие по тем временам грандиозное. Прозрачные картины имели высоту четырехэтажного дома, а длину до двадцати метров. На глазах изумленной публики яркий солнечный день вдруг превращался в ночь, а музыка усиливала зрительные впечатления.

"Слайды" Дагера располагались параллельно друг другу, а не последовательно, как в киноленте (размер дагеровских "слайдов" не предполагал иного расположения). Но последовательное освещение параллельно расположенных прозрачных картин (или хотя бы части картин) уже тогда дало возможность сделать нечто похожее на "кино".


ИЗОБРЕТЕНИЕ ПО РАСЧЕТУ

Световые эффекты "Диорамы" требовали точного наложения одной картины на другую. Поэтому Дагер был вынужден рисовать с помощью камеры-обскуры (Камера-обскура (темная камера) - светонепроницаемый ящик, в котором просверлено небольшое отверстие, ’’подобное зрачку глаза’’. В камере на экране против отверстия получаются перевернутые изображения любого освещенного предмета, находящегося перед отверстием. Усовершенствованная линзой и зеркалом, камера-обскура служила для точного масштабирования.). Такое перекопированние раздражало его. Трудоемкость изготовления картин была колоссальной: только для одного "сеанса" необходимо было рисовать (копировать) несколько полотен, а для процветания мероприятия - обновлять зрелища достаточно часто.

Дагер задумывается над созданием такого рисунка, который был бы создан не кистью художника, а лучом света. "Да неужто свет сам не способен запечатлеть свои следы на бумаге или каком-то ином веществе?" Случайно он узнает, что некий Нисефор Ньепс (Нисефор Ньепс до начала работы над изобретением был по должности штабным офицером. Занимался топографической съемкой местности - довольно кропотливое и трудоемкое занятие (тем более под лучами палящего солнца). Видимо поэтому он твердо решил, что посвятит жизнь тому, что научиться закреплять изображение, полученное одним светом, без кисти художника. Свои работы по созданию фотографии начал 12 апреля 1816 года, практически на десять лет раньше Луи Дагера.) будто научился "закреплять лучи света, входящие в камеру, на любом предмете, куда они упадут". Вступив в переписку с Ньепсом, Дагер вскоре покупает у него еще не завершенное изобретение. Так, художник-коммерсант, будучи человеком совершенно далеким от науки, начинает свои опыты по созданию фотографии, точнее, "гелиографии" (так соавторы назвали изобретение, над которым трудились).

Не только для упрощения технологии нанесения рисунков на прозрачные полотна необходимо изобретение "гелиографии". Дагер - коммерсант, причем весьма успешный. "Изобретение, как только оно окажется завершено, следует эксплуатировать возможно более широко, "чтобы извлечь из него большую выгоду", а для этого необходимо "передать процесс в пользование людям, не имеющим никаких познаний в области рисования и гравирования". Действительно, себестоимость рисунка, созданного лучом света, намного ниже себестоимости того же рисунка, созданного кистью художника. А значит, практически каждый, в том числе и не состоятельный человек, сможет себе позволить сделать свой портрет-"гелиографию". Таким образом, скудные, но многочисленные ручейки сантимов превратятся в огромную реку доходов.


РЕКЛАМА СЕЙЧАС. ТОВАР РОДИТСЯ ПОЗЖЕ

Шли годы. Для проведения многочисленных опытов (конечно, методом проб и ошибок) по созданию "гелиографии" уходит слишком много средств. К тому же революционные события 1830 года пошатнули уже отлаженный бизнес "Диорам". Ни родовых поместий, ни ученых титулов у коммерсанта Дагера нет. Единственный способ не разориться - сразу "внедрить" изобретение. Любое промедление может обернуться трагедией.

Дагер готовит почву для "внедрения", разжигает интерес к "гелиографии", причем целой системой акций.

Во-первых, предпринимает то, что в наши дни специалисты по Public Relations называют "контролируемой утечкой информации". 27 сентября 1835 года в газете "Л Артист" появляется заметка: "Дагер нашел, как говорят, способ получать в камере-обскуре на изготовленной им пластинке изображение. Таким образом, портрет, пейзаж или любой вид, проектируемый на эту пластинку в обычной камере-обскуре, оставляет на ней свой отпечаток в свете и тени и является наиболее совершенной из всех картин. Препарат, нанесенный на это изображение, сохраняет его бесконечно".

Во-вторых, напускает таинственность на свою работу. У разных аптекарей Дагер покупает множество препаратов, причем на ряду с нужными - массу ненужных, к лаборатории не подпускает никого, поставил охрану и новые секретные замки.

В-третьих, устраивает театрализованные представления. В переносных лабораториях (пластинки нужно было приготавливать и проявлять тут же на месте съемки) Дагер изготавливает фотографии архитектурных памятников столицы. Толпы зевак кружат вокруг лаборатории. Загадочные слухи будоражат уже все слои общества.


ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ДЛЯ ПОРАЖЕНИЯ

Главная цель Дагера - заработать на изобретении - достигнута не была.

Для получения снимков необходима была выдержка около 30 минут (использовать вспышку света Дагер не догадался). При всем желании "фотомодели" трудно оставаться недвижимой в течение такого времени. Но главная технологическая причина в том, что приготавливать и проявлять пластины нужно было тут же, на месте съемки. А это значит, секрет изобретения нужно было бы рассказать всякому, кто захочет заниматься этим. Драгер предпочел бы лучше подождать, пока кто-нибудь другой разболтается о подобном изобретении, чем самому раскрыть свои карты.

28 апреля 1838 года Дагер пишет: "… Я меньше чем когда-либо рассчитываю на материальные выгоды… Если меня и поддерживает что-либо, так это - честь открытия, которое несмотря на трудности его эксплуатации, все же будет одним из самых прекрасных завоеваний века".

И Дагер, и Ньепс, будучи дилетантами в науке, не знали химии, не знали многих веществ и их свойств. Ньепс "ухватился" за идею в качестве основного вещества испытывать асфальт, который имеет свойство изменять цвет под действием света. Дагер продолжил эти разработки. В общей сложности два десятилетия ушло на подбор элементов, их сочетаний, на разработку технологии. Но если в изобретении есть научная ошибка, технология ее не исправит. На смену "дагеротипам" должны были прийти фотографии.

Можно бесконечно совершенствовать аналоговую связь, но качество цифровой все равно будет лучше. Можно бесконечно совершенствовать "асфальтовые" "дагеротипы", будущее останется за фотографиями, основанными на нитрате серебра.


КОММЕРСАНТ, ЗАРАБОТАВШИЙ… ИМЯ

Грамотно проведенная рекламная кампания "гелиографии" (или "дагеротипа") совершила небывалый всплеск. Ни одно техническое открытие не вызывало к себе внимания подобного масштаба. Крупнейшие ученые из разных стран стремились лично познакомиться с Дагером. Королевское общество избрало его своим действительным членом. Академии и научные общества Австрии, Баварии, Шотландии, Северо-Американских Соединенных Штатов присвоили Дагеру дипломы почетного члена. Король Луи Филипп произвел изобретателя в офицеры Почетного легиона и назначил ему пожизненную пенсию в шесть тысяч франков в год. Исидору Ньепсу (преемнику Нисефора Ньепса) - в четыре тысячи.

Через некоторое время был получен первый дагеротипический портрет, однако не Дагером, а нью-йорским энтузиастом нового искусства Дрэпером.


ЗАЧЕМ ПОБЕДИТЕЛЮ ВТОРОЕ ИМЯ?

Во всей этой шумихе вокруг изобретения упоминалось только имя Дагера. О Нисефоре Ньепсе, соавторе, положившем начало изобретению, не было сказано ни слова ни в официальных сообщениях, ни во французских газетах. Но у Дагера есть "официальное" оправдание: с Исидором Ньепсом (приемником) в 1837 году был заключен договор, согласно которому "способ будет носить имя одного Дагера…". О том, что "при описании изобретения должны упоминаться два имени" Дагер как бы забыл.

Забывчивость победителя не случайна. Во все времена людям, достигшим определенного успеха, свойственно "забывать" тех, благодаря которым, собственно, и был достигнут успех. О. Генри по этому поводу как-то написал: "Боливару не снести двоих". И был прав.


ДВА ГОДА, КОТОРЫЕ ОПОЗДАЛИ

Следует сказать, что независимо от коммерсанта Дагера (не имеющего практически никаких познаний в химии) улавливанием изображений с помощью камеры-обскуры занимался Фокс Таболт, член Королевского общества, математик, химик, выпускник Харроу- и Тринити-колледжей в Кембридже. В своих опытах Таболт испытывал нитрат серебра. То, что это вещество чувствительно к свету, среди химиков было известно еще в начале XVII века. Всего за два года (!) работы над опытами (сравните с двумя десятилетиями работы Ньепса и Дагера методом проб и ошибок) он стал получать настоящие фотографические негативы, которые при желании можно было размножить в виде неограниченного количества позитивов - дело совершенно недоступное "световым отпечаткам" Дагера и Ньепса. Но в 1835 году он отложил свои опыты и спокойно занялся написанием трудов по древней истории.

"Можно только представить себе, как при всей своей английской аристократической сдержанности Талбот проклинал свою недальновидность".

Реферат по книге В. Демидова "Пойманное пространство".
Наталья Швец, Система "ТРИЗ-ШАНС".

Статья опубликована в бюллетене "Рекламное Измерение" № 4 (69), 2000 г.



Уважаемые Коллеги!

Если Вам понравился этот материал, Вы можете простимулировать автора продолжить писать, отправив любую сумму.

Авторам и Редакции нужна обратная связь.

Большое Спасибо!
Яндекс.Метрика