1572
@ Подписаться
Сотни бизнес-методик. Тысячи кейсов. Обновления.

сегодня 13889 Подписчиков

Политика конфиденциальности Этот сайт использует cookies, чтобы повысить удобство его использования Вами Понятно

© Татьяна Клеймихина, США
ДЯДЯ СТЕПА - ПОЛИСМЕН

Об имидже полицейского в США


Трудно найти страну, где население любило бы правоохранительные органы...


При всем различии в политических взглядах и системах государственного устройства, своеобразии менталитетов и непоколебимости суверенитетов - неуважение к полиции (милиции, жандармерии, варте...) роднит население разных эпох и континентов.

Наверное, можно найти этому объяснения. Можно вскрыть причины и наладить психологический тренинг для работников этой профессии - опасной физически и морально. Гораздо труднее причины искоренить, а нежелательный имидж, наслоившийся за столетия, изменить. К тому же, каждый день может принести новые события, в которых действия полицейских будут "неадекватны ситуации". Такая работа: границы применимости инструкций плавают, постоянный стресс притупляет чувство реальности. К тому же, законы в отношении пресечения преступлений, как правило, составлены с некоторой избыточностью: чтобы не упустить преступника, допускается причинить вред и честному человеку.

Можно ли при таких условиях "на входе" ставить задачу выравнивания (корректировки) имиджа правоохранительных органов? Именно так, с учетом постоянного "текущего падения", поворачивать общественное мнение в сторону нейтрального или нейтрально-положительного?

Есть предположение, что задача в такой постановке решается PR-службами правоохранительных структур США.

Вспомним, в 80-х годах по Америке прокатилась волна общенационального протеста против произвола полицейских, спровоцированная избиением мирного жителя Лос-Анжелеса двумя полицейскими. Это удалось заснять на пленку, и громкий процесс, подхваченный средствами массовой информации, стал предвестником крупных перетрясок в руководстве, сокращений ассигнований из бюджета, переаттестаций и чисток оперативного состава.

И вот... Сегодняшняя Америка тоже не бросает чепчиков и не кричит "ура" доблестным полицейским. И по-прежнему "воинствующая пресса" не упускает случая всколыхнуть общественное мнение, не пропуская ни одного события, бросающего тень на "честь мундира". НО! Мнение-то колышется, но уже как бы в вязкой среде - быстро успокаивается.

У рядового демократического американца появилось много поводов рассуждать не "против полиции", а вместе с ней. А именно: благодаря разумно спланированному информационному потоку, тонкой мотивации, люди поставлены перед необходимостью решать какие-то задачи вместе с правоохранительными органами.

Например, всем известна теперешняя, так называемая, "программа защиты свидетелей" в Америке. Человек, давший показания, благодаря которым уличены преступники, чтобы не опасаться мести, может изменить свою фамилию, место жительства, работу, получить новую документально подтвержденную биографию-легенду, в некоторых случаях - изменить внешность. Все это финансируется из госбюджета (один из вариантов такого применения программы - в американском фильме "Стиратель").

А какая дискуссия предшествовала принятию закона об этой программе! Пресса приводила самые разнообразные факты, юристы состязались в толковании законов и терминов, были сняты фильмы, в ток-шоу выступали десятки живых людей, столкнувшихся с проблемой свидетельских показаний. Американцы, как никогда, ощутили проблему, которая фактически в них самих. Ведь любой человек в демократической стране имеет право не давать показания, даже если они - единственное средство уличить преступника. Конечно, основной мотив молчания - опасность мести сообщников. Но преступник на свободе - это тоже опасность, размноженная на целое общество. И любой член общества понимает, что решить эту задачу можно только при его участии.

Так рождается программа защиты свидетелей и ее "всенародное одобрение". Теперь американец может исполнить гражданский долг без оглядки на личную безопасность. Главное же следствие - тот, кто внес кусочек своего дела в общий процесс, уже не станет его охаивать целиком. Затруднительно: "Я же сам так хотел, сам звонил на телевидение, когда они проводили опрос..." Первая PR-прививка сделана.

Последуют и другие. Технология мотивации проста и безотказна, как все американское: найдите проблему там, где жизненным интересам добропорядочного американца угрожают подводные рифы преступности. И поставьте каждого в позицию решателя, в позицию активного создателя собственной защиты. Вот еще пример. Принятие поправки к закону о преступниках, отбывших наказание (Megan’s low). Проходит дискуссия: должны ли полицейские информировать людей, если среди них поселился бывший преступник? По исходному закону - не должны, каждый имеет право начать новую жизнь свободным от упреков за прошлое. Но происходит страшный случай: девочка убита соседом - бывшим сексуальным маньяком, отсидевшим свой срок. Несколько лет он жил незаметным и добрым знакомым, но что-то толкнуло его на рецидив. Опять проблема с противоречием: нельзя лишать человека права на реабилитацию и нельзя утерять возможность его контролировать.

Дальнейший сценарий типичен: обсуждение в СМИ, горячие споры в семьях и на работе, взвешивания "за" и "против" - американцы говорят вместе и на одном языке со своей собственной полицией. Далее принимается поправка к закону. Возникает гордость за совместное достижение: "Мы увидели проблему, а они помогли нам ее решить".


Примерно с осени 1996 года разворачивается очередной масштабный процесс такого рода. "Как вы относитесь к стукачеству?" - пошла волна опросов, сюжетов ток-шоу, мнений государственных деятелей. Хотя, на первый взгляд, не видно смычки с интересами полиции: опрашивают школьников - доносят ли они учителям на одноклассников; опрашивают жен - делятся ли они с подругами "компроматом" на их мужей; интересуются у обывателей - стали ли бы они стучать на знакомых в налоговую инспекцию, если бы подозревали, что часть доходов утаивается... Причем налицо формирование положительного отношения к "доносам" - разумеется, это преподносится под видом "общественно-полезной информации".

Следующий ход: посмотрите, какие трудности у нас есть, как мы можем их преодолеть с вашей помощью.

Например: очень трудно составить портрет преступника, восстановить ход преступления по свидетельским показаниям. Люди путаются, врут, многократно изменяют мнение... Да и вспомните: многим ли из нас приходило в голову выискивать в окружающих сходство с портретами со щита "Их разыскивает милиция..."? Вот это и есть проблема. Как сделать людей более активными? Одно из решений: опять же простое, безотказное и ...затратное, как все американское. Снимается цикл "полицейских сериалов". Это нехитрые сюжеты, в которых играют актеры, одетые и загримированные под преступников, согласно свидетельским показаниям. Воспроизводится весь предполагаемый сюжет преступления, съемки производятся на том же месте, в то же время суток. Перед началом показа по широким сетям зрителей предупреждают, что это "тестовый" фильм: если кто-то вспомнит, что мог быть участником этого события, пусть свяжется со следственной группой. И действительно, такое нехитрое погружение в реальную обстановку дает возможность людям вспомнить детали, уточнить приметы преступника, даже вспомнить его и узнать среди окружающих!

Управляемый недостаток: да, есть у нас отдельные "кто-то, кое-где, порой...".

Например, всем известная "коповская" тупость. Но, с одной стороны, если каждый полисмен начнет думать, вместо автоматического выполнения инструкции? Вообще-то "умным" должен быть закон... С другой стороны, почему не построить именно на этом недостатке "сток отрицательных эмоций" - клапан для спуска общественного напряжения? Пусть издеваются над тупостью и меньше кричат о коррупции и беспределе. Поэтому есть немало анекдотов, фильмов, сериалов, где можно "оттянуться", насмеявшись над злобными, но тупыми и неудачливыми "копами".

"Истинная" проблема: вот вы тут все полицейских осуждаете - жестокость, взяточничество, круговая порука... На самом деле, есть проблема поважнее: до сих пор не разграничены функции региональных и федеральных органов! (Не правда ли, как это знакомо: почти о нашем отечественном.) И действительно: права штата и права федерации - извечная американская "зона боевых действий". А уж в отношении правоохраны - сколько известно случаев "передела победы", когда успешно проведенная операция полиции штата присваивалась ФБР. Когда следователи, раскручивая преступную цепочку и нащупав ниточку "к верхам", внезапно получали приказ о передаче дела федеральным службам. Когда, даже в рамках общенациональной программы борьбы с наркотиками, местные службы не желают делиться накопленными сведениями с профессионалами из центра.

И вновь, таким образом, общественное внимание искусственно уводится в сторону от основных проблем.

Резюме - создание "вязкой среды" для успокоения общественного мнения возможно при системном применении определенных приемов, хоть и разной степени эффективности. Большинство таких приемов систематизировано и отработано специалистами по построению общественных связей из Системы "ТРИЗ-ШАНС". Вопрос только в привязке к конкретному объекту и конкретному региону.


Возвращаясь к американской полиции. Следующий шаг: завоевание положительного отношения Привожу отдельные наблюдения по этой группе приемов.

"Дружить с будущим". Похоже, такой девиз сопровождает отношения сегодняшних школьников с полицейскими. Абсолютно нормально, если регулировщик останавливает плотный поток машин, чтобы школьница перешла дорогу "в неположенном месте". Нормально, если полицейский угощает ребятишек жвачкой и провожает их до школы. Нормально, когда детишки просят родителей остановить машину около такого "знакомого" полисмена, чтобы с ним поболтать. В принципе, и взрослому трудно не принять благожелательное участие в этой беседе. И именно полиция, а не инспектор РОНО, приезжает проверять сигналы о плохом обращении родителей с детьми и выслушивает детей, как свидетелей, не менее серьезно, чем взрослых. После этого фразу "вот заберет тебя полицейский..." любой ребенок будет воспринимать не более, чем шутку. И любой же ребенок когда-то становится взрослым.

"Исключить человека". Да, полицейский бывает грубым, необъективным. Он медленно соображает, его можно подкупить. Но это всего лишь свойства человеческой натуры. Поэтому, если переложить часть обязанностей полицейских на механизмы, машины, компьютеры, ошибок и претензий будет гораздо меньше. Разумеется, процесс технического усовершенствования идет сам по себе - не от задач постановки имиджа. Однако, почему бы его таковым не представить: "Мы сами столько делаем для того, чтобы устранять свои недостатки".

"Страна черных шаров" - так в последнее время называют свое жизненное пространство американцы. Практически все общественные здания, магазины, офисы, редакции, банки оснащены системами наблюдения: они скрыты в черных полушариях, расположенных по поверхности потолков. Это у них "профилактика преступности" как бы. Именно для того, чтобы человек думал, что все под контролем, а не для того, чтобы зафиксировать чьи-то попытки преступных действий. В подкрепление к этому появилось много передач, репортажей, в которых фигурируют кадры, отснятые этими системами. Какие-то люди уже разоблачены - это все понимают. Хотя и циркулируют слухи, что многие шары попросту пусты, так как наблюдение - это дорогостоящее средство.

Вообще, акцент сюжетов с разоблачениями постепенно передвигается от "сенсации" к "запланированному результату": преступники потому и попадаются, что все уже под контролем. То же самое в сюжетах о разоблачении самих полицейских: есть система контроля, которая как бы мгновенно пресекает отдельные злонамерения отдельных лиц.

Из этих разрозненных наблюдений пока не выявляется общая технология, управление процессом корректировки имиджа. Некоторые факты, возможно, просто событийны: произошли стихийно, а не в плановом порядке. Но во всяком случае понятно, что разлом в отношениях между народом и стражами порядка может быть заполнен кропотливыми и продуманными действиями в самых разных направлениях и на разных уровнях.

Конечно, гораздо проще позволить ему расширяться и углубляться, превращаться в пропасть. Этому масса примеров - и заокеанского, и отечественного происхождения. Так неужели опять будем ссылаться на "трудное время перемен"? Или есть возможности, ресурсы, которые важно не упустить именно сейчас? В конце концов, наше поколение воспитывалось еще на примере "дяди Степы-милиционера". Разве нельзя решать хотя бы отдельные задачи выравнивания имиджа госавтоинспектора, участкового, спецназовца? Для начала грамотно скомпенсировав их "текущее падение". Или опять отложим это до светлого будущего, когда останется время от всей остальной "борьбы с преступностью в государственном масштабе"?

Материал опубликован в бюллетене "РЕКЛАМНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ" № 4(33), 1997 г.

Контакты:

Клеймихина Т.В.
tkleim@verizon.net



Уважаемые Коллеги!

Если Вам понравился этот материал, Вы можете простимулировать автора продолжить писать, отправив любую сумму.

Авторам и Редакции нужна обратная связь.

Большое Спасибо!
Яндекс.Метрика