RRRRR - 54.159.129.152

© Наталья Романенко, г. Ростов-на-Дону

РЕКЛАМА... ПРОДУКТ И ЗЕРКАЛО

"По ягоду по клюкву, по хорошу, по крупну; я из города Мурома, я барина бурого; я из города Ростова, я барина толстова. По ягоду по клюкву, подснежную, по крупну!" — распевали носячие земли русской, бродившие со своим незатейливым товаром по городам и весям.

В конце XIX — начале XX века Ростов-на-Дону сохранял свою купеческую природу происхождения. Откуда это следует? Заглянем в "зеркало" того времени и попробуем распознать ее "продукт".


ЧТО ПРОДАВАЛИ

"Пиво добро — по тре деньги ведро...". Наверное, любовью к пиву мы обязаны, во-первых, рекламе. "Новости" виноделия и пивоварения. Откройте ростовские газеты того времени, и вы убедитесь, что реклама "пива-вод"в самом богатейшем ее разнообразии была "морем разливанным". Один из пивоваренных заводов находился в Ростове. На нем и производили, и продавали, и даже заказы на доставку принимали. А в предпраздничные дни всех любителей пива оповещали о часах приема заказов; в эти дни с заказчиками пытались справиться как можно быстрее.

Вот вам-нам и девятнадцатый век капиталистического сервиса. Кто сегодня варит "баварское" пиво и где, пусть разбираются знатоки, а в девятнадцатом веке его варили в Ростове и Новочеркасске. Еще в 1872 году фирма "Е.К. Донбковский и К" (Новочеркасск) доводила до всеобщего сведения, что на вновь "устроенном пиво- и медоваренном заводе новейшим усовершенствованным способом приготовляется разных сортов пиво черное, баварское, экспорт, портер и мед разных сортов, из материала самых лучших качеств, без всяких искусственных примесей, могущих портить приятный вкус и питательность упомянутых напитков". Пиво царское, мартовское, пильзенское, черное... — слышали о таком? "Требуйте всюду!" — гласил рекламный призыв, — ситро, клюквенный квас, вишневую воду, лимонад, сельтерскую, квасы хлебный и фруктовый!.. Заказы принимаются по телефону(!) и через развозчиков. "Доставка бесплатная". В общем, в пиве-водах недостатка в Ростове не было: кроме продукции местной пили вдобавок иногороднюю и заморскую. "Требуйте, требуйте! Вина!" Думается — требовали? Вина рекламировались не всякие, но хоть хороший товар сам себя хвалит, а не подцветив товару — не продашь. И потому о вине фирмы "Кахетия", "сущ. съ 1895 г.", "обезвреженном и пастеризованном", продающемся "оптом и в розницу по утренним(!) ценам", можно было узнать, что оно удостоено первых призов и высших наград на всемирных выставках.

К пиву, как известно, хороша рыба, например "донские балыки и тешки", в крайнем случае, "ачуевская паюсная икра" или "свеже-пробойная, местная и кефальная семга Двинская, или лососина кизлярская Белорыбий балык, или Рыбцы. Петроградские сиги, угри, корюшка, живая осетрина, севрюга, стерлядь", в худшем случае — консервы русских и заграничных фирм; к вину - "всевозможная битая дичь".

Если бы мы жили в Ростове в 1913-1914 гг. мы могли бы все это скупить в "лучшем живорыбном магазине" Михаила Васильевича Бешкенова, "что в Николаевском переулке на углу Садовой улицы".

Качество продуктов сулили только превосходное. Но существовали и суррогаты. Выходит, не в нынешнем времени появились "фальшивоконъюнктурщики" Распутина и Смирноффа. Поэтому "в виду множественных подделок и подражаний, гг. покуп(ателей) и потреб(ителей) просят обращать особое внимание на этикеты, бандероли и пробки с клеймом". С таким воззванием выступало и О-во "Кахетия", и товарищество "Калинкинское", производившее "неподражаемого качества" "Ситро" и "Клюквенный напиток".

Вторила им всемирно известная фирма по выпуску швейных машин "Зингеръ". Фирмы ревностно отстаивали свое имя и не позволяли им пользоваться. В длинном и обстоятельном рекламном воззвании (иначе не назовешь) та же компания "Зингер" сообщала, что за незаконное использование имени "Зингер" с харьковского торговца Льва Мироновича Эйчиса были взысканы "судебные и за ведение дела издержки"...

И Генрих Нестле, тот самый Нестле, имя которого красуется на современных упаковках и этикетках (помните: "еще один качественный продукт фирмы Нестле"?), пытался обезопасить репутацию свою и товара и доводил до сведения публики, что "отвечает только за те жестянки, на которых находится синий штемпель и подпись Александра Венцеля, единственного агента моего для всей России".

В 1872 году Нестле поставлял из Швейцарии в Россию "Молочную муку" для вскормления грудных детей, самое лучшее из всех доныне изобретенных средств, заменяющих материнское молоко". Ох уж эти непреходящие трудности с этими младенцами и их молодыми мамами.

Сегодня можно улыбнуться, читая о проблемах прошлого века, кажущихся попросту наивными. "Извозчикам просят не верить о ремонте, закрытии, переполнении номеров и т.п.", — умоляют клиентов владельцы отеля "Люксъ" (на Дмитриевской ул. в Ростове). Наверное, в интересах каких-то извозчиков было везти приезжих, вояжеров в другие отели? Коварные конкуренты, по-видимому, действовали путем подкупа извозчиков.


ГДЕ ЖИЛИ ПРИЕЗЖИЕ

Конкуренция между гостиницами существовала, действительно, серьезная. Отелей было немало: гостиница "Франция" (угол Московской ул., Николаевского пер.), отель "Астория" (владелец М.Б. Саркисов), "Санъ-Ремо" (на Б. Садовой в доме Шушканова), "Интернациональ" (Московская ул. 53, угол Таганрогского пр.) и др. Все они располагались в центре, "вблизи крупных торгов, фирм, банков и учреждений", у всех были "хорошо обставленные светлые номера", все имели "изысканную" кухню. Правда, некоторые из них еще располагали "подъемной машиной" или парикмахером, ваннами и, вообще, "всеми удобствами...". И трудно же приходилось, наверное, вояжеру в выборе пристанища, т.к. реклама прелагаемых услуг была "на одно лицо", и лишь отель "Люксъ", выражаясь современной терминологией рекламистов, ловко "отстроился от конкурентов", сообщив о том, что вояжеры пользуются 10% скидкой.


ГДЕ ЕЛИ

Подобная ситуация складывалась и на рынке ресторанных услуг, тем более если учитывать, что почти все рестораны находились при отелях. Но среди кафе и ресторанов напоминает о себе со страниц старых газет своими заманчивыми обещаниями "Старый Дубъ", удобно устроившийся по адресу: "угол Соборнаго пер. и Садовой ул.": "Не забудьте сегодня посетить виноторговлю "Старый Дубъ", где можно великолепно ужинать за небольшую трату", — напоминали содержатели оного заведения. И добавляли: "Ежедневно получается Карачаевский барашекъ. Скромно, Прилично, Весело и Уютно". В кафе "Чарахчiанцъ" можно было подсластить жизнь свежими шоколадными конфетами заграничных и русских фабрик, которые доставлялись курьерскими поездами ежедневно. Там же можно было откушать блюд с "кулинарно-гастрономической выставки различных холодных кушаний и закусок "А ля фуршет" под музыку румынского оркестра.


ЧТО КУРИЛИ

Курили табачные изделия местного производства (такое, во всяком случае, складывается впечатление: иных рекламных сообщений о папиросах нет). Существовало в былые времена и ныне "исторически" известное в Ростове Акционерное общество "В. И. Асмолов и К". О своем табаке отзывались так: во-первых, "лучше всех папиросы "Дерби" (20 шт. — 6 копеек; 10 штук — 3 копейки) и, во-первых, "два поколения любителей чистого ароматного турецкого табака курят только папиросы "Для любителей" (10 шт. — 6 коп.; 25 шт. — 15 коп.).


НА ЧЕМ ЕЗДИЛИ

О ГАЗе и ВАЗе еще и не помышляли, а потому обходились извозчиками и различного рода импортной автопродукцией. Но что много об этом говорить: нам и сейчас известны: "Фиат", "Пежо", "Даррак", "Митчел", "Опель"... — все это было на разных складах у разных торговцев Ростова. Да, а еще можно было прокатиться по булыжной мостовой к Дону, например, на "лучших в мире велосипедах" "Свифт-Модель-Ришь", "Свифт-Модель-Пионеръ", "Ройаль-Блокъ" и т.д. Казаки, вероятно, тогда еще предпочитали лихого скакуна...


ВО ЧТО ОДЕВАЛИСЬ

В одежде, кажется, недостатка не было. Московское Т-во "на паяхъ" "Удалов и Ипатьев" в Ростове-на-Дону, располагающееся на углу Московской ул. и Соборного пер., предлагало "всегда в громадном выборе разнородные мануфактурные товары" лучших русских и заграничных фабрик. Так что ростовские модницы и щеголи имели возможность купить и носить европейские наряды.

Мануфактурный и суконный товар предлагал торговец Файнштейн, часто проводивший предпраздничные и сезонные распродажи, в том числе по сниженным ценам, работая на Имя и среди "дешевого", но многочисленного люда, который время от времени получал возможность приодеться. Т-во "Петр и Хохладжев" подавляло "громадным выбором разнородных мануфактурных товаров и импортных платьев" и не стеснялось в самоопределении, называясь "Главным розничным магазином".

Торговали "новостями" шелковых, шерстяных, полотняных, ковровых, бумажных, платочных и других товаров. Эти торговые организации конца XIX - начала XX века рекламировали себя "на широкую ногу". Пожалуй, их реклама — это пример газетной рекламной кампании. Объявления о новинках сезона печатались из номера в номер, частично менялся текст, устраивались предпраздничные распродажи... И объявления могли занимать место от четверти до половины газетной полосы. Эти крупные коммерсанты своего времени уже тогда прониклись пониманием эффективности рекламного воздействия.


ТОВАРЫ НОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ

Предлагались. Причем представления о новом образе жизни формировали исподволь и неординарно на взгляд современного читателя газет.

Что бы сейчас вы могли сказать о линолеуме? Скорее всего, для такого привычного предмета домашнего обихода не нашлось бы много необычных слов, каково и само понятие. И уж наверняка не догадались бы, что линолеум — истребитель бактерий. А в 1914 году вышла публикация под названием "Линолеум как истребитель бактерий". В ней говорилось о том, что "покрытие пола из этого материала в помещениях с большим движением утром оказывается совершенно свободным от бактерий(!). Столь живучие, например, в обыкновенных условиях гноевозбуждаюшие микроорганизмы на линолеуме теряют свою жизнеспособность уже в течение одного дня; относительно тифозных бацилл выяснено, что существование их на линолеуме вообще невозможно". И далее — заключение научных опытов (!) о том, что "даже в значительном количестве наносимые сапогами микроорганизмы на линолеуме уничтожаются, причем это свойство с течением времени не исчезает и не умаляется...". Этот материал публиковался в течение нескольких месяцев регулярно. И только за тем появилось рекламное объявление о патентованном "либавском" линолеуме, который можно было приобрести со склада в Ростове на Б. Садовой, 112.

Что еще? Еще: полы

Фама "без швов, вечные, мягкие, теплые, окрашиваемые в любой цвет, которые можно использовать как в магазинах и службах при домах, так и в церквях, школах, больницах и даже в банях. Еще: ватер-клозеты, "самопромывающиеся, гигиеничные, с громадной экономией воды" Еще: суб-линоль и суб-паркет, "без швов, незвукопроводные", "не коробится и не скрипит".

"Единственное средство!! Знаменитого профессора Пьере в Париже порошок "Пьеръ", от коего "исчезает всякая зубная и нервная боль, очищаются на зубах камни и наиболее испорченные зубы в продолжение одной минуты(!) делаются белыми и красивыми, а также блестящими как жемчуг и во рту получается очень приятный вкус". ("Невероятно!" — хочется добавить от себя, — ай да порошок" (или "ай, да реклама"?). Рекламировались и не менее удивительные часы"Хронометр", с ручательством к каждым на 15 лет!

Появились первые счетные машины,такие, как "новоизобретенный малый чудо-счетчик", "патентованный во всех странах света" и производящий "всякое умножение, деление, вычисление цен и десятичных дробей, процент в 1 секунду...".

Жил Ростов, торгуя и покупая, — нескучно жил. Прежние кавалеры могли охотиться, приобретая в магазине "Ружья" ружьяот самых дорогих до самых дешевых, имея возможность выбирать более чем из 15 наименовании только импортных, среди которых были: "Битнер", "Винчестер", "Гринер" и т.п., и т.д.; револьверы американские, испанские, бельгийские... Да и дамам было чем заниматься: только лавки и магазины сколько времени могли занять.

Можно было купить кремс многообещающим названием "Белый цветокъ", который "белит, мягчит, возвращает цвет молодости".

Можно было жить, платить страховкуи не беспокоиться об "обеспечении будущности семьи и старости", не бояться банкротства, огня, морских, речных и сухопутных крушений и даже излома и разбития стекол и зеркал, краж со взломом, так как Страховое общество "Россия" (С-Петербург) обещало ростовчанам все это оплатить, в случае чего... Что же еще?

Да разве можно объять необъятное...

Только об одном "еще" Ростова рубежа веков не сказать попросту непростительно. Данное "еще" представляет собой жизнь после торговли, еды и питья... Ростов, действительно, жил нескучно: театры, первые "синематографы", гастроли-гастроли-гастроли.., ярмарки, дивертисменты... Мы привыкли о новостях культуры, искусства узнавать с последних страниц газет и на последних минутах радио и теленовостей, а в те времена первая и вторая полоса любой газеты — это сплошь реклама театральная, развлечений, увеселений. Но это отдельная и очень интересная в познавательном смысле история Ростова.

Буржуазный по-купечески Ростов конца XIX - начала XX века торговал, меньше производил, отдыхал, веселился. Верный себе, консервативный, даже в дни, когда в России происходят очередные дворцовые перевороты, он продолжает мирно торговать, наблюдая за всем из стороны. Даже в годы первой мировой войны, судя по тому, что размешалось на первых и последних полосах (а размещалась реклама и частные объявления), можно, по-видимому, сделать вывод: Ростов торговал, торгует и торговать будет. Чем и как? Через 50-100 лет откроем газетную подшивку: в ней будет наша история (как продукт культуры и одновременно ее зеркало).


РЕКЛАМА - ЗЕРКАЛО ЭПОХИ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ

ОБОЗРЕНИЕ 2

КАК И ГДЕ ОТДЫХАЛИ

Чаяниями мудрого военкома один из персонажей Булгакова, Сидоров, выучился грамоте, так как тосковал по цирку, а из-за неграмотности по приказу был вынужден посещать оперу. В Ростове и Новочеркасске конце 19-го - начале 20-го века из-за отсутствия красных военкомов публика сама выбирала, как ей развлекаться. И в ряду развлечений дам и кавалеров не последнее место занимал цирк.Публика нуждалась в катарсисе - цирк зазывал его пережить. И соперничая с утверждавшимся в умах граждан кинематографом, циркачи изощрялись в рекламных приемах.

3 декабря 1913 года "Донская газета" сообщала о приезде Первого Эллинского Цирка А. В. Ланiaдо. И в первый раз в Новочеркасске обещали "большое эффектное представление". "Дамы безплатно!..." - значилось контрастным по размеру и жирности шрифтом (в 2-3 раза большим по размеру и жирности названия самого цирка и его владельца). Заинтересованный читатель узнавал далее, что "каждый мужчина, взявший билет, имеет право провести одну даму безплатно, или две дамы на один билет". Мужчины, мужчины... Почти культ мужчины — вероятно, пережитки патриархального уклада (но это лишь одна версия).

В начале 1876 года в той же "Донской газете" предлагалось подписаться на единственный в России на русском языке ежемесячный мужской (не женский!) журнал"Мужская мода". И очень, и очень подробно и убеждающе описывались все достоинства журнала. Сейчас мы нигде не встретим таких обстоятельных рекламных пояснений. Мужчинам - моды, автомобили, права на "дамы безплатно".

И все же оставались общечеловеческие права, потребности, нормы. Потребность в ревности, например. Первый номер "Ведомости Ростовского-на-Дону градоначальства" 1 марта 1914 года открывался "последней сенсацией": "Ревность! Театры Р. Штремерь и "Возрождение" представляли грандиозную монопольную программу". И первым "крупнейшим произведением кинематографии" программы был "Рекордный боевик" — "небывало сенсационный русский шедевръ, нашумевшая по всей России, несходящая съ репертуара и идущая по несколько десятков разъ к ряду при переполненных сборах ДРАМА М.П. Арцыбашева "Ревность", кстати отметить, весьма популярного писателя той эпохи.

Жанр фильма "боевик",

вероятно, и скорее всего, употреблялся в его изначальном, по отношению к художественным произведениям, значении, о котором сейчас, может быть, и не все знают. А "боевик" — это фильм или постановка, пользующиеся особенно большим успехом или рассчитанные на такой успех. Как сказали бы современники — рекламисты начала века использовали прием, называемый "присоединение к потоку", когда публику пытаются привлечь к действию, используя образ известного и популярного человека. И в данном случае, мнение столичной прессы: рядом с фотографией автора Арцыбашева, которая и сама по себе привлекала внимание четкостью художественного изображения (а нужно еще учитывать и время - начало века) и абстрактной фразой: "Постановка и исполнение безподобны", было еще и сообщение о том, что "демонстрирование картины перед автором и представителями столичной прессы имело большой успех и картина произвела сильное впечатление". Прием, по-видимому, был нацелен на чувство провинциала — нежелание быть в арьергарде культуры и слыть провинциалом.

Пытаясь выделиться из рада конкурирующих ростовских театров, театры Штремеръ и "Возрождение" (заметьте - конкурирующие театры) не забыли упомянуть об "эксклюзивности" своего права, отмечая, что "исключительное право демонстрирования этой картины" дано только им (не правда ли, знакомый прием?).

Судя по прессе, в начале века театры (и они же кинематографы), были весьма популярны. Они представляли зрителю то, что было впервые, внове, неведомое дотоле. Они открывали возможность встречи с экзотикой для тех, кто не имел возможности убедиться воочию в великолепии южной или заморской природы, пейзажей, роскоши, невиданных страстей и т.д., и т.д.

Помните рассуждения булгаковского Шарика о женщинах и кинематографе: "... кинематограф у женщин - единственное утешение в жизни..."? Вот и шли утешались, тем более что выбор был: Французский театр, Художественный театр, Большой театр "Солей", новый театр "Кино-паласъ", концертный зал, Большой Машонкинский театр, театр "Марс". Местные и гастролирующие театры предлагали "широкие грандиозные программы". Во Французском Театре новая грандиозная программа открывалась "большой художественной драмой!" - "В несчастье познаем друзей". Зрителям обещали "чудныя видовые места природы Голландии, ласкающая глазъ, где развертывается действие драмы в соединение с захватывающим сюжетом и превосходной игрой артистов". А тем, кто хотел бы посмеяться, театр предлагал веселую комедию, "которая смотрится с большим интересом - фарс въ 2 акт" - "Все мужья хороши". Новый театр "Кино-паласъ" для желающих посмеяться предлагал более широкую программу: "съ понедельника неделя юмора и здороваго смеха". Комедии, драмы - непреходящий интерес. Темы: "Борьба с демоном", "Слуги сатаны ", "Луно потерял жену", мистика, "сильные жизненные драмы", "сильно комические картины" - о том, на чем держится мир. Пощекотать нервы, выдавить слезу, растрогать, застращать, умилить "хэппи эндом"- все знакомо. Однажды, а точнее в номере пятом "Ведомостей", Большой театр "Солей" поместил анонс о предстоящей мировой сенсации, которая произвела колоссальный фурор: "Таинственный знак": "Жуткая драма с участием всемирного малолетного артиста Отгона Рейнвалодъ. Масса выдающихся захватывающих моментов держат зрителя все время в напряженном состоянии. В особенности жуткая минута в последней части - момент перед исполнением смертного приговора".

"Смертельный прыжок с высоты 640 метров" должен был состояться 15 мая 1914 года в театре "Марс", его исполнителем был известный артист Гадбен, приглашенный в Ростов "на 10 гастролей". "Смертельный прыжок", ’’велосипедист на проволоке", "мировая сенсация", "блестящий дивертисмент по красоте", "невиданное зрелище", "величайшее чудо", "первый раз в России (в Ростове)", "поразительно", "необяснимо", "непонятно" - такой была реклама культурной жизни Ростова и Нахичевани-на-Дону на рубеже веков.

Но было бы несправедливым думать, что эта сторона жизни нашего города и прилежащих к нему городов состояла только из кинематографических и цирковых духовных услад. И существовали не только общества, подобные масонским. Из второго номера ’’Ведомостей" можно узнать, что тема эмансипации волновала и ростовчан. Общество Взаимного кредита Приказчиков в Ростове-на-Дону сообщало, что в Концертном зале, в воскресенье 2 марта 1917 года "известный петербургский публицист - лектор А. И. Мураневичъ прочтет лекцию: "Равноправие женщинъ". За вход на лекцию члены общества и семьи имели право не платить, а с "посторонних" взималась плата в размере 25 копеек.

Пестрят рекламными объявлениями страницы старых газет. Об одном из них не упомянуть просто невозможно. В Большом Машонкинском театре знаменитые московские футуристы. "Только гастроль"(!).

Лекция была ни чем иным, "как поэзо-концертом". Футуристы провозглашали свое искусство. В. Каменский должен был выступить на тему "аэроплана и поэзии футуристов", Д. Бурлюк - рассказать о живописи ("с иллюстрации снимков съ картины") и, наконец, В. Маяковский - о достижениях футуризма. В заключение обещалась "всеобщая стихобойня".

Не была в стороне от проблем культуры и "администрация" города, совмещая их с проблемами благотворительности. Например, в известном театре Машонкина 22 марта 1917 года "Его Превосходительством Ростовским-на-Дону градоначальником устраивался "концерть" "в пользу пострадавшего от страшного урагана, пронесшегося над нашим краем 28 февраля с.г." Ни "Его Превосходительство", ни дирекции театров "не жалели больших затрат, чтобы доставить многоуважаемой публике грандиозное удовольствие". Это, безусловно, подчеркивалось особо при малейшем соответствии действительности. Обычно, если устраивались "грандиозные поразительные программы", то из рекламы зрелищ можно было узнать, что такие программы можно увидеть только в Москве и Петербурге. Что было? Были цыганские ансамбли, гастроли еврейского анекдотиста, известные стрелки - Плахотин с его партнершей-красавицей, Ляля Гей, французский оригинальный дуэт Лили - Полэ, известная оперная певица, исполнительница романсов М.И. Петко, исполнительница русских народных песен "красавица Стоубесъ", русские куплеты любимого публикой Домбровского, русская артистка красавица Люсина, лирическая певица, оперный солист, тенороригинальная танцовщица, балетный танцор... И это не весь, а лишь приблизительный список участвующих лиц очередного дивертисмента.

... Реклама - зеркало эпохи и ее отражение. Но зеркало не в состоянии показать всего многообразия мира, который в нем отражается. Вот и в этом зеркале — лишь эпизод культурно-массовой жизни ростовчан, нахичеванцев, новочеркассцев рубежа 19-20 веков.

В попытке воссоздания торговой и культурной жизни Ростова, Нахичивани-на-Дону,
Новочеркасска рубежа (Х IX-XX) веков была использована реклама из газетных подшивок Государственного архива Ростовской области "Ведомости Ростовского-н-Д градоначальства (1914-1915 гг)"; "Донская газета" (1875-1913 гг); "Донские областные ведомости" (1873-1899 гг)

Материал опубликован в бюллетене "Рекламное Измерение" № 7-8, 11-12, 1995 г.



Уважаемые Коллеги!

Если Вам понравился этот материал, Вы можете простимулировать автора продолжить писать, отправив любую сумму.

Авторам и Редакции нужна обратная связь.

Большое Спасибо!
Яндекс.Метрика